• English
  • Russian

User login















Биология

Происхождение названия Общие сведения по биологии Отличия и разнообразие
Защитное поведение
  • Волоски

  • Укусы

  • Стридуляция
  • Размеры Образ жизни
  • Наземные виды

  • Древесные виды

  • "Плавание"

  • Питание
  • Vogelspinne (нем.), Mygale (франц.), Bird-Eater, Bird-Spider, Tarantula, Baboon-Spider, Monkey-Spider (англ.), Hierba (сорняк, мекс.), Mata-Caballo (убийца лошадей, мекс.) – вот далеко не исчерпывающийся список имён, данных паукам-птицеедам различными народами мира.

    Гравюра Марии Сибиллы Мериан В целом названию «пауки-птицееды» послужили несколько старинных гравюр, первая из которых была нарисована немецкой исследовательницей - анималисткой Марией Сибиллой Мериан и опубликована по результатам её пребывания на Суринаме (1699 - 1701 г.г.) в работе “Metamorphosis insectorum Surinamensium” (1705), где она наблюдала, как крупный птицеед (Avicularia avicularia) напал на колибри в гнезде (см. рисунок справа).

    Подобный факт запечатлён также на гравюре другого исследователя - мистера Бейтса.

    Указанное наблюдение подтверждается фактом обнаружения исследователем А. Эвереттом птицееда рода Phormingochilus в Куала Лама (Сев. Калимантан), описанного впоследствии как P. tigrinus, в гнезде мелкой воробьиной птицы во время того, как он поедал птенца. Одна из старинных гравюр, изображение на которой послужило основанием для возникновения названия - птицеед
    Во все времена пауки, а тем более птицееды, являлись существами, воплощающими для многих людей кошмары и вызывающими суеверный ужас (не случайно в психиатрии одна их фобий людей носит название «арахнофобия»).
    Их обвиняли в различного рода злодействах (убийстве скота), о них сочиняли легенды, мифы, снимали и снимают фильмы ужасов, их употребляют в пищу аборигены Азии и Америки и в настоящее время…

    В общем, человечество никогда не обходило птицеедов стороной, зачастую намеренно жестоко истребляя целые популяции, протравливая пестицидами, выжигая, распахивая земли, на которых они живут, считая их страшно ядовитыми, хотя до настоящего времени не зарегистрировано ни одного смертельного случая, наступившего в результате укуса пауков-птицеедов вообще.

    Война местных крестьян с мексиканским красно-коленным пауком-птицеедом Brachypelma smithi привела к почти полному уничтожению в природе этого одного из самых красивых птицеедов фауны мира.

    Лишь последние два-три десятилетия в связи с популяризацией содержания птицеедов среди коллекционеров началось изучение этих древних, не представляющих на самом деле какой-либо серьёзной опасности, загадочных и, безусловно, красивых существ.

    Интересно, что вся информация о биологии птицеедов, известная нам сегодня, получена в результате изучения, как правило, тех пауков, которые содержались в неволе, и лишь незначительная её часть – по наблюдениям непосредственно в местах их обитания.
    Таким образом, каждый любитель, содержащий птицеедов дома, имеет прекрасную возможность стать первооткрывателем и свидетелем какой-либо невыявленной черты поведения, особенностей физиологии или биологии этих пока явно недостаточно изученных представителей животного мира Земли.

    Птицееды, как уже упоминалось ранее, населяют различные уголки суши - от 40° северней до 40° к югу от экватора. На всём протяжении ареала распространения видов семейства они населяют буквально все возможные природные ландшафты – от полупустынь и пустынь до влажных горных экваториальных лесов, за исключением болот, заливных лугов и незакреплённых песков.

    Места обитания птицееда Aphonopelma eutylenum (Калифорния, США) Типичный биотоп Megaphobema mesomelas в горном облачном лесу (Коста-Рика)

    Они встречаются как на материковых частях, так и на различных крупных и мелких островах всех континентов Земного шара, кроме Антарктики. Но, безусловно, преобладающее количество видов пауков-птицеедов населяет влажные тропические леса Америки, Азии и Африки.

    В общем, все пауки-птицееды внешне имеют достаточно характерный облик. От других пауков их, как и остальных представителей мигаломорфных пауков (надсемейство Mygalomorpha), можно отличить по:

    Хелицеры аранеиморфного паука Хелицеры паука-птицееда

    - наличию двух пар лёгких,
    - направленным вперёд и вниз хелицерам,
    - по последнему сегменту хелицер («зубу»), который у мигаломорфных пауков в спокойном состоянии вложен в нижней части основного сегмента и выдвигается вертикально вперёд, а у аранеиморфных – в его внутренней части и выдвигается вбок и вовнутрь.

    При этом видимое отличие от представителей родственного семейства Barychelidae, с которыми часто смешивают птицеедов даже систематики, выражается в значительно более длинных паутинных придатках, которые у последних заметно укорочены.

    Различия среди самих пауков-птицеедов, в основном, определены их образом жизни. Так, древесные виды имеют более удлинённое тело и ноги, за счёт чего они более подвижны (виды южноамериканского рода Tapinauchenius способны очень стремительно перемещаться и убегать из террариума в малейшие щели, столь же стремительны и африканские Stromatopelminae). Наземные - более массивны, головогрудь их шире, лапы более короткие и утолщены, они более медлительные, хотя отдельные виды способны довольно быстро перемещаться. Задние ноги некоторых копающих видов искривлены (африканские Hysterocrates spp., Citharischius spp., Eucratoscelus spp.).

    Роговидный вырост у Ceratogyrus darlingi На центральной части головогруди, в области fovea, видов африканского рода Ceratogyrus, а также костариканского Sphaerobothria hoffmanni имеется роговидный вырост, значение которого пока остаётся загадкой для учёных (предположительно служит местом «запаса» питательных веществ организма птицееда). Подобие аналогичного выроста имеется у нескольких видов американских птицеедов рода Cyrtopholis (например, C. bryantae), а также вида Acanthoscurria acuminata.

    Интересно поведение пауков-птицеедов при обороне от врагов, которое отлично у разных групп видов и связано с их разной физиологической организацией.

    Как уже говорилось выше, всё тело птицеедов покрыто волосками, выполняющими различные функции. В задней верхней части брюшка у представителей родов Aviculariinae, Ischnocolinae и Theraphosinae (то есть фактически всех видов американского континента и островов) имеются тысячи, так называемых, “защитных” (urticating, англ.) волосков, которые отсутствуют только у пауков рода Psalmopoeus и Tapinauchenius (не представлены вообще), а у видов рода Ephebopus волоски находятся на бёдрах педипальп.

    Эти волоски являются эффективной защитой (дополнительно к яду) против нападающего. Они очень легко счёсываются с брюшка простым трением одной или более лап.

    Защитные волоски не появляются у пауков-птицеедов при рождении и формируются последовательно, с каждой линькой, внешне представляя собой округлый участок более тёмных волосков на верхней задней части брюшка ювенильной особи, увеличивающийся по мере линек, а с возрастом - сливающийся с основным тоном окраски абдомена.

    Виды защитных волосков птицеедов Известно шесть разных типов таких волосков (M. Overton, 2002). Как видно на рисунке, все они имеют разную форму, строение и размеры.

    Интересно, что защитные волоски абсолютно отсутствуют у азиатских и африканских видов птицеедов.

    Только пауки-птицееды родов Avicularia, Pachistopelma и Iridopelma имеют защитные волоски типа II, которые, как правило, не счёсываются пауками, а воздействуют только при непосредственном контакте с покровами нападающего (аналогично колючкам кактусов, Toni Hoover, 1997).

    Защитные волоски типа V характерны для видов рода Ephebopus, которые, как уже было упомянуто ранее, расположены у них на педипальпах. Они более короткие и лёгкие по сравнению с другими типами защитных волосков и легко выбрасываются пауком в воздух (С.Д. Маршал и Г.В. Уетц, 1990).

    Волоски типа VI найдены у птицеедов рода Hemirrhagus (Фернандо Перез-Милес, 1998).
    Представители подсемейств Avicularinae и Theraphosinae имеют защитные волоски типов I, II, III и IV.

    Согласно Vellard (1936) и Buecherl (1951), роды с наибольшим количеством защитных волосков - Lasiodora, Grammostola и Acanthoscurria. За исключением видов Grammostola (типы III и IV), представители родов Lasiodora и Acanthoscurria имеют защитные волоски типа I и III.
    Также эти типы волосков характерны для видов родов Theraphosa spp., Nhandu spp., Megaphoboema spp., Sericopelma spp., Eupalaestrus spp., Proshapalopus spp., Brachypelma spp., Cyrtopholis spp., Maraca spp. и др. родов подсемейства Theraphosinae (Рик Вест, 2002).

    Защитные волоски, наиболее эффективные для борьбы с позвоночными животными и представляющие непосредственную опасность для человека, относятся к типу III. Они также эффективны при защите от нападения беспозвоночных.

    Новейшие исследования предполагают, что защитные волоски пауков-птицеедов оказывают не только механическое, но и химическое воздействие на кожные и слизистые покровы при соприкосновении. Это могло бы объяснить различную реакцию людей на защитные волоски птицеедов (Рик Вест, 2002). Вероятно также химический реагент, выделяемый ими, имеет свойство накапливаться в организме человека, и реакция на него проявляется через определённое время постоянного/периодического воздействия.

    Среди птицеедов, не имеющих защитных волосков, агрессия проявляется в занятии соответствующей позы с раскрытыми хелицерами, и, как правило, в следующей за этим атаке (например, Stromatopelma griseipes, Citharischius crawshayi, Pterinochilus murinus и Ornithoctonus andersoni). Такое поведение не характерно для большинства птицеедов американского континента, хотя отдельные виды его и демонстрируют.

    Таким образом, пауки-птицееды, не имеющие защитных волосков, более агрессивные, более подвижные и более токсичные, чем все остальные виды.

    В момент опасности паук, повернувшись к нападающему, голенями задних лап, у наземных видов имеющими небольшие шипы, активно стряхивает эти волоски в его направлении. Облачко мелких волосков, попадая на слизистую оболочку, например, небольшого млекопитающего, вызывает отёчность, затруднение дыхания и, возможно, может привести к летальному исходу. Для человек а такие оборонительные действия птицееда также представляют определённую опасность, поскольку волоски, попадая на слизистую, могут вызвать её отёчность и доставить в связи с этим массу неприятностей. Также, у многих людей, подверженных аллергической реакции, на коже может появиться покраснение, выступить сыпь, сопровождаемая зудом. Обычно указанные проявления проходят в течение нескольких часов, но при дерматитах могут длиться до нескольких суток. В этом случае для снятия указанных симптомов рекомендуется нанесение на поражённые участки 2-2,5% гидрокартизоновой мази (крема).

    Более тяжёлые последствия возможны при попадании защитных волосков на слизистую оболочку глаз. В этом случае необходимо немедленно промыть глаза большим количеством прохладной воды и обратиться к офтальмологу.

    Надо сказать, что пауки-птицееды используют защитные волоски не только для защиты, но, видимо, и для обозначения своей территории, заплетая их в паутину у входа в убежище и вокруг него. Также защитные волоски вплетаются самками многих видов в стенки паутины, образующей кокон, что, очевидно, служит защитой кокона от возможных врагов.

    Некоторые виды, у которых на задней паре ног имеются жёсткие шиповидные выросты (Megaphobema robustum), активно используют их при обороне: паук, поворачиваясь вокруг своей оси, бьёт ими противника, нанося чувствительные раны. Самое же мощное оружие пауков-птицеедов – хелицеры, способные нанести очень болезненные укусы. В нормальном состоянии хелицеры паука сомкнуты и их жесткий верхний шиловидный членик сложен. Птицеед Lasiodora cristata в позе угрозы При возбуждении и проявлении агрессии птицеед поднимает переднюю часть тела и лапы, раздвигая хелицеры, и, выдвигая вперёд «зубы», в любой момент готовится атаковать. При этом многие виды буквально заваливаются на «спину». Другие же делают резкие броски вперёд, издавая при этом хорошо слышимые шипящие звуки.

    Виды Anoploscelus lesserti, Phlogius crassipes, Citharischius crawshayi, Theraphosa blondi, Pterinochilus spp. и некоторые другие, способны издавать звуки при помощи так называемого «стридулятивного аппарата», представляющего собой группы волосков, расположенных на основаниях хелицер, coxa, trochanter педипальп и передних ног. При их трении получается характерный звук.

    Как правило, последствия укуса паука-птицееда для человека не страшны и сравнимы с укусом осы, и зачастую пауки кусают, не вводя при этом противнику яд («сухие укусы»). В случае же его введения (яд птицеедов обладает нейротоксичными свойствами), какой-либо серьёзный вред здоровью не причиняется. В результате укуса особо токсичных и агрессивных птицеедов (большинство азиатских и африканских видов, а особенно представителей родов Poecilotheria, Pterinochilus, Haplopelma, Heteroscodra, Stromatopelma, Phlogius, Selenocosmia) в месте укуса возникает покраснение и онемение, возможно локальное воспаление и опухоль, а также увеличение температуры тела, наступление общей слабости и головной боли. В этом случае рекомендуется обратиться к врачу.

    Подобные последствия проходят в течение одного-трёх дней, возможно сохранение болевых ощущений, потеря чувствительности и «тик» в месте укуса до нескольких суток. Также, при укусе пауков рода Poecilotheria, возможны спазмы мышц на протяжении нескольких недель после укуса (опыт автора).

    Относительно «стридулятивного аппарата» пауков-птицеедов хочется отметить, что, несмотря на то, что его морфология и расположение является важным таксономическим признаком, поведенческий контекст издаваемых звуков («скрипения») едва изучен. У видов Anoploscelus lesserti и Citharischius crawshayi стридуляционные щетинки расположены на coxa и trochanter первой и второй пар ног. Во время «скрипения» оба вида приподнимают просому, производя трение перемещением хелицер и первой пары ног, одновременно выбрасывая педипальпы и передние ноги в сторону противника. Виды же рода Pterinochilus имеют стридуляционные щетинки на наружной части хелицер и во время «скрипения» сегмент trochanter педипальп, также имеющий область стридуляционных щетинок, перемещается по хелицерам.

    Продолжительность и частота различна у разных видов. Например, длительность звука у Anoploscelus lesserti и Pterinochilus murinus составляет 95-415 мс, а частота достигает 21 кГц. Citharischius crawshayi производит звуки длительностью 1200 мс, достигающие частоты 17,4 кГц. Составленные сонаграммы звуков, издаваемых птицеедами, показывают индивидуальные видовые характеристики пауков-птицеедов. Такое поведение, очевидно, служит для обозначения того, что данная нора, в которой обитает паук, занята, а также, вероятно, может явиться методом защиты от мелких млекопитающих и хищных ос-ястребов.

    В заключение описания способов защиты пауков-птицеедов хочется остановиться на отмеченном многими любителями поведении птицеедов рода Hysterocrates и Psalmopoeus cambridgei, связанном с тем, что в случае опасности они укрываются в воде. Датский любитель Сёрен Рафн наблюдал как птицеед, находящийся в погружённом состоянии в течение нескольких часов, лишь выставлял на поверхность колено или кончик брюшка. Дело в том, что тело птицееда, за счёт густого опушения, при проникновении через водную поверхность образует вокруг себя плотную воздушную оболочку и, видимо, выставления части тела над поверхностью достаточно для обогащения её необходимым пауку для дыхания кислородом.

    Также, любителями отмечена способность многих представителей рода Avicularia при беспокойстве «выстреливать» в противника фекалии. Однако этот факт в настоящее время абсолютно не изучен и в литературе не описан.

    В целом все пауки-птицееды, так или иначе, и по сей день, сохраняют облик своего доисторического предка. Но если Megrachne достигал 50 сантиметров в размахе ног (по другим исследованиям – до 90 см), то максимальный размер его современников по сведениям из различных источников находится в пределах 28-30 см.

    Рекорд, занесённый в Книгу рекордов Гиннеса, принадлежит птицееду-голиафу Theraphosa blondi, пойманному в Венесуэле (1999 год, 28 см в размахе ног). С ним соперничает другой птицеед-голиаф - розовоногий Theraphosa apophysis. Список претендентов на пальму первенства замыкает бразильский желтовато-розовый птицеед Lasiodora parahybana.
    Этими тремя видами далеко не исчерпываются гиганты среди паучьего мира. По информации, поступающей от зооторговых фирм-экспортёров, известны следующие птицееды максимально крупных размеров:
    - боливийский синий стальной Pamphobeteus antinous – 24 см;
    - гигантский розовый бразильский Vitalius roseus – 24 см;
    - бразильский розовый Pamphobeteus sp. "platyomma" – 22,5 см;
    - колумбийский гигантский Megaphobema robustum – 22,5 см;
    - орнаментные рода Poecilotheria (P. rufilata, P. ornata, P. subfusca) – 22,5-24 см;
    - африканские птицееды-бабуины рода Hysterocrates (H. hercules, H. didymus, H. scepticus) – 25 см;
    - южноамериканские рода Acanthoscurria (A. sternalis, A. atrox) – 21-22, 5 см;
    - колумбийский чёрный гигантский Xenesthis monstrosa – 22,5 см.

    Представленный выше список далеко не полон (см. описания видов).

    Размеры же самых маленьких птицеедов фауны мира едва достигают 2-2.5 см в размахе ног, а самым мелким пауком-птицеедом считается недавно описанный Acanthopelma annae, из Белиза, который едва достигает 2 см (в настоящее время данный вид относится к семейству Barychelidae).

    Большинство птицеедов обитает в норах, которые они, как правило, роют сами. Иногда они также заселяют норы грызунов и рептилий. Типичная нора паука представляет собой простой ход, заканчивающийся «жилой камерой», изнутри заплетённой паутиной. Лишь небольшое количество мелких видов (Ischnocolus spp.) помимо основного хода выкапывают боковые отнорки, также заканчивающиеся «жилыми камерами».

    Часто вход в нору заплетается паутиной (Citharischius spp., Lampropelma spp., Ephebopus spp., Haplopelma spp.), скрепляющей растительные остатки, почву или песок, что препятствует попаданию внутрь воды и предохраняет нору от затопления. Также древесные виды вплетают с такой же целью в своё «воздушное» укрытие листья деревьев, кусочки коры или древесины, а иногда и «защитные волоски», дополнительно предохраняя своё убежище от возможного вторжения извне.

    Исключительное большинство норных видов ведёт самостоятельный, одиночный образ жизни, но относительно нескольких видов рода Hysterocrates (с острова Сан-Томе) имеется информация о совместном обитании в одних норах одновременно нескольких взрослых пауков. Птицееды, являясь облигатными хищниками, не терпят соседства у себя в норе каких-либо иных животных, поэтому интересен факт совместного обитания в норах двух видов американских птицеедов – Aphonopelma sp., известного с юго-запада США, в норах которого обитает узкоротая лягушка Gastrophryne olivacea (Hunt 1980, Breene 1996), и южно-американского Xenesthis immanis, в норах которого встречается маленькая лягушка Chiasmocleis ventrimaculata (Cocroft и Hambler 1989). Точного объяснения этим фактам на настоящий день не найдено, но предполагается (Breene 1996), что подобный симбиоз, очевидно, выгоден как самим паукам, так и земноводным, поскольку последние, таким образом, попадают под защиту мощных хелицер, а птицееды в значительной степени избавлены от беспокойства со стороны мелких насекомых, и в первую очередь – муравьёв, которые причиняют им значительное беспокойство, особенно самкам в период «насиживания» кокона.

    Также, изредка отмечены, так называемые, «колониальные заселения» птицеедами отдельных биотопов, когда значительное количество нор расположено в непосредственной близости друг от друга. Так, известен факт такого заселения видом Aphonopelma anax травяных газонов в южном Техасе, США (Breene 1996). Аналогичная информация имеется также о колониальном обитании вида Pamphobeteus nigricolor.

    Интересно отметить и тот факт, что некоторые виды наземных птицеедов ведут бродячий образ жизни, не имея постоянных прибежищ (в отличие от остальных видов, населяющих, как правило, одну и ту же нору в течение всей жизни). Они активно передвигаются в поисках пищи в ночное время, а днём прячутся в различных естественных укрытиях или занимают временно пустующие норы (Grammostola rosea, Phormictopus spp., Cyriocosmus ritae, а также даже такой крупный вид как Lasiodora parahybana).

    Наконец, ряд тропических птицеедов представлен видами, ведущими древесный образ жизни. Это представители южно-американского подсемейства Avicularinae (роды Avicularia, Tapinauchenius, Iridopelma, Pachistopelma), а также обитающих в Ю. Америке пауков рода Psalmopoeus (азиатского подсемейства Selenocosmiinae).

    Африка представлена двумя другими подсемействами «древесных» птицеедов – Harpactirinae (несколько видов рода Pterinochilus) и Stromatopelminae (виды родов Heteroscodra и Stromatopelma). Азиатская фауна древесных птицеедов включает все виды рода Poecilotheria (подсемейство Poecilotheriinae) и Phormingochilus (подсемейство Ornithoctoninae).

    Все виды, ведущие древесный образ жизни, обитают в сплетаемых ими специальных «трубках» (Avicularia spp., Psalmopoeus spp., Poecilotheria spp.) в дуплах деревьев, под отстающей корой, среди эпифитных растений и т.п.

    Древесные виды являются единственными птицеедами, живущими группой в одних укрытиях, и поэтому могут содержаться совместно в одном террариуме в неволе. Хорошо известны в этом отношении следующие виды: Avicularia avicularia, Avicularia minatrix, Poecilotheria subfusca, Poecilotheria regalis.

    Также во время экспедиции на Иквитос (Перу) Риком Вестом (2002) была обнаружена, расположенная на стволе большого дерева, колония птицеедов различных возрастов (как половозрелых, так и подростков разного пола) вида Tapinauchenius sp. (предположительно T. latipes).

    Однако, по мнению автора, совместное содержание даже указанных видов, так или иначе, связано с риском потери пауков в результате проявления каннибализма.

    Все птицееды ведут сумеречно-ночной образ жизни, но в период размножения достигшие половой зрелости самцы активно передвигаются в поисках самок и в дневное время. Также в пасмурную погоду изредка можно наблюдать птицееда, выставившего в ожидании добычи переднюю частью головогруди и лапы из норы, который, однако, стремительно скрывается в ней при малейшем появлении опасности (резкого изменения интенсивности освещения, вибрации воздуха или почвы и т.п.).

    Имеется несколько публикаций относительно способности пауков-птицеедов к плаванию (Хулл-Уильямс 1986, Вебб 1987, Регер 1994, Хьюбер 2003) как в природе, так и в неволе.

    Эти факты, в большинстве своём случайны и являются результатом нападения на птицеедов или их падения в воду (в большинстве своём, это древесные виды, обитающие на деревьях, нависающих над озерами и реками), в отличие от пауков, образ жизни которых непосредственно связан с водой: Argyroneta aquatica (Argyronetidae, водяные пауки), Dolomedes spp. (Pisauridae) и некоторых пауков-волков (Lycosidae).

    Восприятие воды среди птицеедов происходит благодаря расположенным на ногах птицеедов рецепторам, так называемым, гидрорецепторам (Данлоп 2001).

    При изучении этого явления были отмечены следующие основные факторы взаимодействия птицеедов с водой.

    Во-первых, птицееды стараются избегать больших поверхностных водных пространств.

    В природе населяют влажные участки сельвы, где, вероятно, обитают в норах. Относительно биологии этих видов данных не имеется.

    Во-вторых, в большинстве исследованных случаев было отмечено, что непосредственного погружения самого птицееда в воду не происходит. Вероятно, это обусловлено тем, что среди огромного количества волосков, которыми покрыты ноги и тело паука, задерживается воздух, образуя "подушки", а также тем, что кутикула паука, за счёт воскового наружного слоя, имеет водоотталкивающие свойства.

    Во время "скольжения" по воде паук в состоянии делать короткие остановки, но не останавливается полностью, пока не достигнет водной границы.

    Скорость, отмеченная для крупного неполовозрелого паука Brachypelma vagans, составляла 5-8 см в секунду. Это средняя скорость между обычным передвижением птицееда и способностью бега по сухим поверхностям (Данлоп 2001).

    Каков же механизм передвижения птицееда по воде? Исследователи склоняются к двум возможным вариантам: аналогично передвижению по твёрдой поверхности, или они меняют характер передвижения, приспосабливаясь к новому типу поверхности. Исследователи Университета Манчестера, Великобритания, изучавшие способы передвижения и плавания вымерших и современных членистоногих пришли к выводу, что передвижение наиболее эффективно осуществляется при перемещении конечностей в противофазе, а плавание (например, в случае с крабами и жуками-плавунцами) - одновременно (синхронно).

    У птицеедов перемещение по воде происходит за счёт передвижения в противофазе только первых трёх пар ног (как при хождении), а четвёртая (задняя) пара как бы волочится сзади. При этом лапы слегка изгибаются назад в стороны, позволяя соприкасаться с водой своей большей поверхностью. Педипальпы паука также не участвуют в процессе передвижения по воде и вытянуты вперёд.

    Таким образом, птицеед как бы загребает по поверхности воды передними конечностями как веслами.

    Всё указанное говорит о том, что передвижение по поверхности воды у птицеедов отличается от обычного хождения по суше.

    Все виды пауков-птицеедов являются хищниками. Их рацион крайне разнообразен и состоит, главным образом, из различных насекомых, мелких млекопитающих, земноводных и ящериц. Также известны случаи поедания ими птенцов и некрупных змей. Следует учитывать, что птицеедам присущ каннибализм, отсутствующий лишь у молодых некоторое время после вылупления кокона, и, при случае, они охотно съедят и своего собрата меньшего размера.

    Добыча умерщвляется, как правило, ядом. Ядовитые железы птицеедов небольшие и целиком помещаются в хелицерах. Каждая из парных желез окружена спиральной мускулатурой, сокращения которой обеспечивают введение яда в тело жертвы через отверстие на конце когтевидного членика хелицер. На мелкие жертвы яд действует фактически мгновенно, более крупные зачастую прикрепляются пауком паутиной к субстрату и удерживаются им до их обездвижения.

    Размер пищевого объекта определяется, прежде всего, возможностью птицееда совладать с ним. В некоторых случаях это может оказаться, например, по какой-либо причине ослабленная мышь величиной с самого паука, а то и крупнее. В неволе они едят также неподвижную пищу, кусочки мяса, умерщвлённых мышей и лягушек.

    Undefined