• English
  • Russian

Вход на сайт















http://les-vins.org/ вино фанагория купить вина Fanagoria.

«Сокровище» коллекции- Chromatopelma cyaneopubescens - первое подробное описание размножения в неволе, с комментариями по виду.

Впервые опубликовано в журнале Journal of the British Tarantula Society, 22 (2): 56-65

«Bagaturov, M. F. (2007) Hobby jewellery - Chromatopelma cyaneopubescens: first detailed breeding in captivity with notes on the species.» (написана летом 2006 года).

Введение.

В самом начале своего увлечения птицеедами, около 15 лет назад, я нашёл несколько интернет-ресурсов, посвященных терафозидам (напомню вам, тогда было очень мало сайтов по данной тематике). Я был удивлен многообразием видов и красотой этих пауков. Но настоящее восхищение вызвали хроматопельмы. Я не мог поверить, что столь прекрасное существо может жить на Земле. И с тех пор это один из моих самых любимых птицеедов.

Первая Хроматепельма появилась у меня около 8 лет назад. В то время достоверной информации по содержанию этого вида я найти не смог. Я содержал её при слишком большой влажности, опасаясь дегидратации, в результате чего паук погиб.

Уже позднее, в 2001 году, я узнал, что этот птицеед населяет засушливые пустынные области Северной Венесуэлы, и многие любители успешно содержат его на сухом субстрате, с поилкой, при этом никто не сталкивается с проблемами при линьке. Кроме того, оказалось, что C. сyaneopubescens ведет полудревесный образ жизни.

В течение долгого времени я занимался содержанием ящериц, в том числе нескольких пустынных видов, таких как Teratoscincus scincus, Phrynocephalus spp., Все они поддерживают водный баланс, днем укрываясь в глубоких норах и покидая свои убежища лишь с наступлением темноты. Воду они получают в основном из пищи и росы, которую слизывают с камней. Почти какой же образ жизни ведут и птицееды засушливых областей. Таким образом, склонность C. сyaneopubescens жить открыто в основании кустарников в паутине - а не в тёмной норе как другие пауки (Pterinochilus spp., Eucratoscelus spp., и т.д.) -  является удивительным примером адаптации.

Ещё три личинки этого вида - крошечные сокровища второй линьки появились у меня примерно 2 года спустя. На сей раз я держал их в абсолютной сухости, обеспечив лишь поилкой.

Они превосходно питались, быстро росли, и стали взрослыми самцами в 1.8 лет. Это своего рода неудача для коллекционера, когда выращенный любимец оказывается самцом, а не самкой.

К счастью, я приобрел почти половозрелую самку у моих друзей Юлии и Антона Лабунских (Москва) и начал подумывать о размножении этих пауков.

Самцов я перестал усиленно кормить и переместил в более прохладное место, чтобы замедлить темп роста и тем самым оттянуть наступление половой зрелости. Самку, напротив, начал кормить чаще и содержал её в тепле, чтобы ускорить рост и созревание. Одного из самцов я отдал моему другу, который хотел спарить его со своей самкой. В итоге, тот самец созрел и был успешно съеден самкой, так и не успев оставить потомства. Двух других я оставил, чтобы спарить со своей самкой.

Общая информация и условия содержания.

Chromatopelma cyaneopubescens (Strand, 1907) стал одним из наиболее популярных "домашних" птицеедов, с тех пор как впервые появился в коллекциях  в 1993 (вначале в США). Этимология названия: Chroma (с греческого языка) = «цвет», "pelma (от латинского) = нога; "cyaneo" (от греческого "kyaneos") = синий, "pubescere" (от латинского) = покрытый волосами. Немецкий арахнолог Гюнтер Шмидт в 1995 описал этот род как монотипичный, каковым он и остается и до сих пор.

Окраска хроматопельмы неповторима - густые оранжевые абдоминальные волоски, синие (Blue) ноги и темно-зелёный (Greenbottle) карапакс (отсюда и его другое название Greenbottle Blue). Являясь практически не агрессивным (скорее - немного «капризным», что выражается в стряхивании жгучих волосков) и  будучи не склонным к постоянному просиживанию в норе, этот птицеед представляет собой превосходный пример паука для тех, кто любит наблюдать за жизнью своего питомца, и даже может рекомендоваться новичкам.

Удивительны перемены цвета от личинки до взрослой особи. Молодой и взрослый паук выглядят как два совершенно разных вида.

В течение нескольких первых линек хроматопельмы окраской и рисунком напоминают юных представителей рода Avicularia. Со временем взрослая окраска проявляется всё интенсивнее.

Для таксона характерно наличие жгучих волосков типа IV и форма сперматеки,  сходная с таковой представителей рода Brachypelma (Simon, 1890). Также его отличают от другого близко родственных терафозин - Cyriocosmus (Simon, 1903) следующие признаки: отсутствие ответвеления на эмболюсе самца, неразделенная скопула метатарзуса и тарзуса IV ноги, тарзус III ноги поровну разделён в длину. У половозрелых самцов имеются тибиальные крючки.

В природе Chromatopelma cyaneopubescens обитает в окрестностях лесов поймы реки Paraguana, Штат Falcon, Северная Венесуэла, поселяясь в поверхностных норах или сплетённых из паутины убежищах типа гамака в основании колючих кустов и стволов деревьев (www.spidercity.ch).

Взрослые самки достигают  5 - 7 см в длину; самцы мельче, но более длинноногие. Этот вид, предположительно, живет в неволе более 12 лет. Самцы созревают в течение 1.5-3 лет, самки примерно после 2-х летнего возраста. Вид легок в содержании, если Вы следуете основному правилу - "немного воды и влажности". Взрослые особи должны содержаться на сухом субстрате, для поддержания влажности пользуются только блюдцем, а при регулярном кормлении можно обойтись и без него. Подростки нуждаются в несколько более влажной среде, чем взрослые и могут содержаться на чуть увлажненном субстрате.

Вид любит плести паутину - и подростки и взрослые сильно оплетают террариум.

Chromatopelma cyaneopubescens - очень выносливый вид. Некоторые пойманные в природе экземпляры могут обходиться без пищи в течение нескольких месяцев, и переносить короткие периоды понижения температуры до 15°C. Кроме того, дневная температура 40°C не является необычной для него в естественной среде обитания.

Размножение

 

Рис 1: Chromatopelma cyaneopubescens спаривание, самец справа © Mikhail Bagaturov.

 Насколько мне было известно, - случаи успешного размножения этой разновидности в неволи были крайне редки. Некоторые считают C. cyaneopubescens (наряду с рядом других видов птицеедов, таких как Theraphosa blondi, T. apophisis, Megaphobema robustum, и т.д.) одним из самых сложным в размножении видов. Несмотря на это, молодых пауков (предположительно полученных от диких самок) продают за разумные цены в Европе.

Тем не менее, все же известны несколько случаев успешного размножения хроматопельмы коллекционерами. Возникает вопрос - почему же этот паук столь неохотно размножается, и какие условия должны быть созданы для успеха? По-видимому, не существует определенной методики, которая с высокой долей вероятности позволяла бы получать потомство этого вида (это касается и подавляющего большинства других птицеедов, за исключением, пожалуй, некоторых азиатских разновидностей, таких как Haplopelma spp.).

Когда я пытался размножать некоторые виды рептилий, для разведения которых в неволе не удавалось найти достоверных методик, основным ориентиром обыкновенно служила информация по биологии данного вида в естественных условиях.  К счастью, в настоящее время не составляет труда во всемирной сети Интернет найти информацию относительно климатических условий, характерных для ареалов обитания интересующего вида, равно, как и прочие необходимые данные. Венесуэла - в этом смысле не исключение. Проанализировав собранную в интернете информацию, я пришел к выводу, что, по-видимому, ключом к успеху является создание некоторого подобия сезонности - т.е. необходимо обеспечить пауку некоторые колебание уровня влажности и температуры. Однако вопрос относительно продолжительности и характера подобных изменений температурно-влажностного режима оставался открытым.

Чтобы ответить на этот вопрос я обратился в интернет-форумы - превосходное место, где можно получить информацию «из первых рук». Мне было известно, что некоторые мои коллеги также пробовали найти правильные экологические условия для разведения Chromatopelma cyaneopubescens. Мои друзья Гаррик Оделл и Ота Зиммерманн начали свои попытки размножения C. cyaneopubescens приблизительно в то же самое время, делясь своей информация со мной. Кроме того, на форуме T-Store Фила Мессенджера (www.the-tstore.co.uk/forum/index.php), Грэм Райт поделился своим опытом попытки размножения этой разновидности. Пол Таулер, который успешно разводил Chromatopelma cyaneopubescens дважды (T-Store), упоминал о подъеме влажности в течение процесса размножения.

Вся эта информация, особенно заметка Пола о высоком уровне влажности, оказалась очень полезной и, кроме того, подтверждалась климатическими данными Венесуэллы. Вместе с проблемой подбора оптимальных условий имелась и другая, не менее важная проблема - известно, что самки данного вида склонны к поеданию самцов, иногда, даже и вовсе вместо спаривания. В большинстве случаев вам придётся оставить самца с самкой на несколько часов после их знакомства, т.к. спаривание произойдёт не сразу, а посему сложно отследить момент, когда оно случилось. Но даже успешное завершение процесса еще не гарантирует результата в виде кокона. К счастью у меня было 2 самца, что увеличивало шансы. Я планировал постараться спасти по крайней мере одного из них, а поскольку я - очень терпеливый человек (о, как я ошибался!), то собирался понаблюдать за всем процессом спаривания.

Первое что я сделал - это переселил самку из ее стандартного 15x20x15 (д/ш/в, в см), террариума в другой, большего объема (25x40x40), с ограниченной вентиляцией. Я использовал хорошо увлажненный кокосовый субстрат слоем  5-6 см. Никаких элементов художественного оформления или искусственных укрытий не использовалось, температура была средней комнатной: 24-25°C днем, 20-21°C ночью. Я усиленно кормил самку -  по два имаго банановых сверчков Gryllus assimilis в день в течение 2 недель перед первым «свиданием». Уровень влажности был настолько высок, что конденсат часто появлялся на стенках террариума. Все ссаживания самца с самкой проводились ночью после выключения света  в течение, по крайней мере, одного часа (это - для меня общее правило при спаривании птицеедов).

 

Вот - данные по всем пяти попыткам спаривания (Рис. 1):

 

Первое ссаживание: самец 1, подсажен 14 августа 2005.

Телодвижения самца и  раскачивание передней ногой остались безответными со стороны самки.  В конце концов, атакованный самкой с открытыми хелицерами, самец «сбежал» с моей помощью  спустя 1 час 20 минут после ссаживания.

 

Второе ссаживание самец  1, подсажен  21 августа 2005.

Никакой реакции ни со стороны самки, ни со стороны самца за 40 минут, несмотря на то, что я несколько раз мягко подтолкнул самца к самке. Я сдался; самец был удалён. 25 августа 2005 самец был найден мертвым без каких-либо признаков внешнего повреждения и без очевидной причины смерти.

 

Третье ссаживание: самец 2, подсажен 3 сентября 2005.

Наблюдались движения тела и раскачивание ногой самца,  а так же как «барабанивание»

самкой. Самец покинул убежище самки днём после приблизительно часа. Спаривания  за это время не наблюдалось.

4 сентября 2005 вечер: самец 2 сплёл сперм-паутину, спустя несколько часов после того, как был отсажен от самки.

 

Четвертое ссаживание: самец 2, подсажен 12 сентября 2005.

Никакого взаимодействия между особями в первые полчаса не наблюдалось. Самец пробыл в убежище самки весь день. После этого, одна нога была укушена самкой и ампутирована. Потеря ноги, казалось, не беспокоила самца; он был все еще здоровый и съел сверчка через два дня

 

Пятое ссаживание: Самец 2, посажен 17 сентября 2005.

Никакого взаимодействия между особями в первые полчаса не было. Самец оставался в убежище самки в течение дня. 18 сентября 2005, он был съеден.

 

Я не смог понаблюдать за спариванием, поэтому точно не знал, произошло ли оно. Нужно отметить, что в течение всего времени, пока самка находилась в новом жилище, она совсем не плела паутины. После нескольких дней я переселил её обратно в старый террариум, в котором находился большой кусок коры "Амурского бархата" (Phellodendron amurense) и мелкое блюдце с водой, чтобы поддерживать влажность на высоком уровне.

Здесь я должен привести некоторые заметки относительно погодных условий в России. В конце сентября - начале ноября начинается похолодание. Иногда ночью температура падает ниже нуля. В тот год было не столь холодно, поэтому помещения пока не отапливались. Однако ночные температуры были довольно низкими и перепад по сравнению с дневными был достаточно велик.

В течение следующего месяца самка была малоактивна и вскоре отказалась от пищи на три недели или около того, но её брюшко заметно становилось больше; это было положительным признаком. Скоро она начала снова питаться, и вечером 1 ноября 2005 я обнаружил, что она всё вокруг себя оплела паутиной  Следующим ранним утром, прежде, чем пойти на работу, я наблюдал и сфотографировал процесс кладки яиц. Вернувшись вечером, я застал самку, охраняющей кокон. Она выглядела крайне худой, я попробовал покормить ее предварительно умерщвленным сверчком. Кормление самки во время заботы о коконе для меня обычная практика. Psalmopoeus cambridgei и Nhandu coloratovillosus всегда съедают пищу. Мне сообщали, что самки Lasiodora parahybana и Pterinochilus chordatus делают то же самое (Кирилл Кравченко, Санкт-Петербург, персональное сообщении). Я знаю, что многие не кормят самок в течение инкубационного периода, чтобы избежать лишнего беспокойства, однако я не думаю, что предварительно умерщвлённая пища сможет как-то навредить. На следующий день, сверчок, предложенный самке, был обнаружен в другой части террариума нетронутым. Однако, уже следующий, предложенный спустя неделю сверчок, оказался хорошо «пожеванным» через несколько часов, еще один позже был полностью съеден.

 
 Рис 2: Chromatopelma cyaneopubescens откладка кокона © Mikhail Bagaturov.
 
 Рис 3: Chromatopelma cyaneopubescens с коконом © Mikhail Bagaturov.

Спустя некоторое время я перестал волноваться по поводу условий содержания и начал задаваться вопросом - а оплодотворен ли кокон? Однако, единственное, что мне оставалось - это ждать, примерно три недели, тогда я, следу совету Рэя Гэбриэла, обычно забираю кокон для искусственной инкубации - яйца к этому времени развиваются в нимф второго возраста.  Но поверьте, это совсем не легкое ожидание!

В день 22-ой от появления кокона, - 22 ноября 2005 года, после длительного ожидания, я решил-таки забрать кокон и вскрыть его. Я не суеверен, но всё же пригласил моего друга Кирилла Кравченко, чтобы он ассистировал мне. Я открыл террариум с самкой и попытался отстранить ее от кокона, на что она отреагировала классической позой угрозы, и с широко открытыми хелицерами напала на пинцет, подобно Pterinochilus spp., - я никогда не видел такого прежде. После некоторых колебаний (моя ошибка!) я все же отобрал кокон у самки, но она внезапно атаковала его, вцепившись обеими хелицерами. Это было удивительно - я никогда прежде не сталкивался с таким поведением в подобной ситуации. В результате этого досадного инцидента шесть нимф оказались мертвы.

Как уже отмечалось выше, кокон был больше, чем я ожидал. Я сфотографировал его рядом с линейкой и, наконец, открыл. Внутри обнаружилось 62 нимфы 1-го возраста вперемешку с яйцами - всего около 80 (некоторые из них были повреждены хелицерами самки, другие были уже мертвы). Яйца, не успевшие развиться к моменту вскрытия кокона, погибли. Вопрос от чего произошло так, для меня остается открытым, поскольку известно, что выводок данного вида зачастую доходит до 120-150 личинок (Пол Тоулер и Эрик Реинолдс, 2005, персональное сообщение). Полагаю, что моя самка на тот момент была ещё слишком молода (около 2 лет).

Я поместил развивающиеся яйца и нимф первого возраста в маленький перфорированный пластмассовый контейнер, исполнявший роль инкубатора: на дне 5 см вермикулита, сверху бумажное полотенце в виде гамака, прикрепленное по краям изоляционной лентой. Вся конструкция была закрыта крышкой с небольшими отверстиями для обеспечения вентиляции.

В течение инкубации я допустил еще одну ошибку - примерно через неделю после переселения нимф, я решил, что температура в комнате ниже, чем требуется для успешной инкубации, и поместил контейнер в обогреваемый инкубатор для сверчков. Я проверял контейнер ежедневно и на 4-5 день обнаружил, что один мелкий сверчок проник и уничтожил трех нимф. Также в течении инкубации несколько нимф были убиты вторжением личинок мух.

Я решил вернуть контейнер для безопасности в комнату, и сделал несколько снимков нимф 2-го возраста. При внимательном осмотре обнаружилось, что нимфы, прежде бывшие бесцветными, стали выглядеть иначе - брюшко покрылось волосками, на щитке появился узор, а бедра потемнели, в дальнейшем, нимфы стали почти черными. Я, признаться, и не ожидал, что они перелиняют в паучат в следующие 2-3 недели. Первый молодой паук был найден ночью 3 января 2006, а за последующие два дня уже все нимфы превратились в паучков. Потомство было довольно большим, с 9 мм телом и 1.8 см в размахе ног. Это было удивительно - я не ожидал такого большого размера - пауки были немного больше чем молодь Avicularia versicolor, которых я разводил в предыдущем году.

Также интересно отметить, что одна из нимф второго возраста была съедена недавно перелинявшим молодым пауком. Однако я не стал разделять их и более не заметил случаев каннибализма. Как и другие, удивляюсь, почему так происходит; есть предположения?

Сводные данные по инкубации:

 01 ноября 2005: кладка яиц (Рис. 2).

02 ноября 2005: плетение кокона (Рис.3).

22 ноября 2005: большинство яиц перелиняло в  нимф 1-го возраста.

02 декабря 2005: линька в нимф 2-го возраста.

11 декабря 2005: нимфы стали более темным и волосатым, и частично проявился узор.

 

Потери в течение инкубации:

В результате вторжения личинок двукрылых  погибло 8 нимф 1 и 2 возрастов

1 нимфа-2 возраста стала жертвой каннибализма

3 нимфы-1 возраста повреждены сверчком

1 молодой паучок погиб после линьки

 

Все нимфы перелиняли в паучат 4 января 2006 (только одна 8 января 2006); всего 49 паучат (Рис.4). Все паучата были рассажены по контейнерам и через несколько дней начали питаться.

Я не настаиваю на том, что вышеприведенная методика разведения хроматопельмы в неволе является единственной верной. Так же, я не могу быть абсолютно уверенным в том, что увеличение влажности - необходимый момент, стимулирующий самку к производству кокона. Так, например, Эрик Рейнолдс успешно получал потомство от двух самок, которые содержались в абсолютной сухости (за исключением поилки) в течение всего периода размножения. Однако, я надеюсь, что из этой статьи почерпнут что-то полезное те,  кто только приступает к размножению этого вида.

 

Я выражаю глубокую благодарность моим друзьям и коллегам, помогавшим мне с этим проектом и статьей: Гаррик Оделл (США; www.eightlegs.org/), Ота Зиммерманн (Чешская республика; www.sklipkani.cz/), Грэм Райт (Великобритания; www.gwrightstarantulacare.co.uk), Пол Таулер (Великобритания), Эрик Рейнолдс (США), и

всем остальным, не перечисленным здесь, но делившимся своими мыслями со мной в интернете. И, как всегда, я выражаю огромную признательность редактору, Ричарду

Гэллону, который делает мой английский язык удобочитаемым.

Неопределенный